Дункан Айседора - Isadora Duncan

Америка встретила его совсем не так, как он ожидал. О его поэтическом даре здесь не имели ни малейшего представления. В светских хрониках даже не упоминалось его имя, там и сям мелькало лишь: «Айседора Дункан со своим новым мужем…» Есенин обвинил в холодном приеме жену и постоянно оскорблял родину Дункан в ее присутствии.

Похожие истории происходили и в Париже – пьяный Есенин становился неуправляемым: колотил посуду, ломал в припадке бешенства мебель, швырял в свою подругу тяжелые сапоги. Айседоре приходилось прятаться и запираться от него.

Впрочем, и сама она в долгу не оставалась, применяя чисто русские ругательства и круша обстановку наравне со своим мужем-хулиганом. А наутро им предъявляли огромные счета и просили выехать из отеля. Тем не менее она все прощала…

В Берлине они побывали в гостях у Алексея Толстого. Как обычно, в конце вечера уже не совсем трезвая Айседора показывала свое искусство. Вот какой запомнилась она хозяйке дома Н. В. Крандиевской-Толстой:

«Ударяя руками в воображаемый бубен, она кружилась по комнате, отяжелевшая, хмельная Менада! Зрители жались к стенкам. Есенин опустил голову, словно был в чем-то виноват. Мне было тяжело. Я вспомнила ее вдохновенную пляску в Петербурге пятнадцать лет назад. Божественная Айседора! За что так мстило время этой гениальной и нелепой женщине?».

Поразив всю Европу своим эксцентричным поведением, «чета Есениных» собралась домой, в Страну Советов, где Айседора собиралась жить до конца дней своих и учить детей танцу. «Он великий гений, великий поэт, а в России знают, как обращаться со своими художниками», – наивно говорила она Мэри.

В Москве все возобновилось с новой силой. Сохранились свидетельства современников, отмечавших, что публике, встречавшей знаменитую пару на вокзале, Айседора объявила: дескать, ничего общего с Есениным у нее больше нет.

Есенин раздаривал направо и налево свои костюмы, сшитые у лучших парижских кутюрье, а также наряды Дункан. Вскоре он исчез на несколько недель. По городу поползли слухи о том, что его встречают в ресторанах с женщиной. Приходил он только за деньгами.

Но ему достаточно было броситься к ногам Айседоры, и она прижимала его златокудрую голову к груди и… в сотый раз прощала. Однажды, по словам М. Дести, он швырнул в огонь альбом с фотографиями ее погибших детей, и, схватив ее за руки, чтобы она не могла спасти свою реликвию, принялся выкрикивать гадости. Дункан потеряла сознание. Больше она его ни разу не видела…

Школа танцев бедствовала, а государство не спешило с помощью. В 1924 году великая «босоножка» навсегда покинула СССР. После ее отъезда школой, которая просуществовала до 1949 года, руководила приемная дочь танцовщицы Ирма. Айседора же снова оказалась в Европе. Но увы – это была уже не та юная танцовщица, сводившая с ума зрителей.

…Известие о смерти Есенина Айседора получила 28 декабря 1925 года. Оно привело Дункан в состояние шока. Она писала Мэри: «Бедный Сереженька, я столько плакала о нем, что в глазах больше нет слез». Пыталась даже покончить с собой, но ее спасли.

страницы: 1 2 3 4 5 6

ДЛЯ КОММЕНТИРОВАНИЯ, ВЫ ДОЛЖНЫ [ВОЙТИ]