Микоян Анастас Иванович

Но Хемингуэй еще в 1961 году покончил жизнь самоубийством, и издание романа было задержано. Он вышел лишь тиражом в две тысячи экземпляров – “для служебного пользования” – и только в 1968 году, наконец, был включен в собрание сочинений писателя.

На XXII съезде партии выступление Микояна не было в центре внимания, он мало говорил о преступлениях Сталина, но критиковал “антипартийную” группу Молотова, Маленкова, Кагановича.

Хрущев нередко привлекал Микояна и к решению различных идеологических вопросов. Именно Микояну было, например, поручено разобраться в деле академика А. М. Деборина. Деборин был одним из наиболее известных советских философов 20-х годов, видным организатором философского образования в стране.

Он создал свою группу “диалектиков”, или “деборинскую школу”, которая вела активную дискуссию против так называемых “механистов”. По инициативе Сталина школа Деборина была вначале идейно опорочена как группа “менылевистствующих идеалистов”, а в конце 30-х годов почти все “деборинцы” были арестованы. Сам академик не был арестован, но он не имел возможности ни выступать, ни печататься.

Микоян, конечно, и сам не понимал, что означает словосочетание “меньшевиствующий идеализм”. Однако он не стал разбираться в хитросплетениях философских дискуссий 20-х годов или добиваться формальной отмены постановлений ЦК партии по философским вопросам, но дал указание опубликовать ряд больших работ Деборина по истории социологии и философии, которые были написаны еще в 30-40-е годы. Деборину дали также возможность вести группу аспирантов.

Получив от Твардовского рукопись повести А. Солженицына “Один день Ивана Денисовича”, Хрущев не только сам прочел повесть, но и дал ее Микояну. Микоян высказался положительно о публикации повести, после чего Хрущев передал решение этого вопроса на рассмотрение Президиума ЦК КПСС.

Конечно, Микояну давали и более трудные поручения. Когда в Грозном вспыхнули беспорядки в связи с неприязненными отношениями между русским населением и возвратившимися в республику чеченцами и ингушами, именно Микоян вылетел в Чечено-Ингушскую АССР, чтобы урегулировать конфликт.

Дело обошлось без кровопролития и массовых арестов. Но на следующий год в Новочеркасске во время волнений горожан, вызванных плохим продовольственным снабжением и повышением цен на мясо, молоко, масло и сыры, демонстрация рабочих была подавлена с помощью войск. Многие были арестованы. В это время здесь находились Микоян и Суслов.

Позднее в частных разговорах вину за кровопролитие Микоян возлагал на Суслова, заявляя, что лично он считал возможным провести переговоры с представителями рабочих. Невозможно установить точность этих свидетельств.

Кубинский кризис

В конце 1962 года Микояну пришлось сыграть свою самую важную “роль” в мировой дипломатии. Это было в дни Карибского, или Кубинского, кризиса, когда СССР и США в течение нескольких дней находились на волосок от войны. За весь период после второй мировой войны мир не знал более опасного кризиса.

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

ДЛЯ КОММЕНТИРОВАНИЯ, ВЫ ДОЛЖНЫ [ВОЙТИ]