Микоян Анастас Иванович

Решение о процедуре похорон было принято только 23 октября. 24 октября в ‘Празде’ и других газетах был опубликован некролог, подписанный всеми членами Политбюро ЦК. Однако и в этот день в печати не было никаких сведений о месте и времени прощания сбывшим Председателем Президиума Верховного Совета.

Это дало повод друзьям говорить о ‘полусекретных похоронах’ Микояна. Гражданская панихида состоялась 25 октября в зале Дома ученых на Кропоткинской улице. Доступ к гробу не был свободным, и время прощания было ограничено несколькими часами. Мимо гроба проходили в основном специально отобранные делегации некоторых московских заводов и учреждений.

‘Неорганизованные’ граждане в здание Дома ученых не допускались. В Москву прилетели представители Армении во главе с руководителями этой республики. Они встали в почетный караул у гроба своего земляка.

Молодой Микоян хоронил Ленина. Он сопровождал его гроб от Горок в Москву и стоял на сколоченной наспех трибуне на Красной площади. Микоян хоронил Сталина и выносил гроб с его телом из Дома Союзов. Когда умер Хрущев, на его могилу был положен венок ‘Дорогому другу от А. Н, Микояна’. Теперь хоронили самого Микояна.

В почетный караул возле гроба становились по очереди министры СССР, члены Президиума Верховного Совета СССР. В середине дня для прощания с Микояном прибыли члены Политбюро: Л.И.Брежнев, В.В.Гришин, А. П.Кириленко, А.Н. Косыгин, М. А. Суслов, Д. Ф. Устинов, Б. Н. Пономарев.

Мы не будем пересказывать здесь те речи, которые произносились в Доме ученых и на траурном митинге, состоявшемся в тот же день на Новодевичьем кладбище. Политическое долголетие Микояна объясняется не только удачей или хитростью, гибкостью, умением уступать силе или идти на компромиссы.

Дело было, пожалуй, не в исключительных дипломатических, а скорее в исключительных деловых талантах этого человека. Это сумел оценить даже Сталин: в конце концов из-за плохого снабжения происходили многие революции и не только в России.

Микоян часто смотрел смерти в лицо. Его могли бы похоронить в 1920 году в Баку среди его друзей — бакинских комиссаров. Его могли бы расстрелять в 1937 году, как многих других членов ЦК и яаркомов.

Впрочем, его прах мог бы покоиться на Красной площади возле Мавзолея Ленина. Он же нашел свой последний покой рядом с могилой своей жены Ашхен на Новодевичьем кладбище.

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

ДЛЯ КОММЕНТИРОВАНИЯ, ВЫ ДОЛЖНЫ [ВОЙТИ]